ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ РОСТОВ-НА-ДОНУ

Назад к списку

практика судов по делам о несчастном случае на производстве

 Практика судов, по вопросу несчастного случая на производстве, взыскания морального вреда с работодателя. 

Как правило часто работодатель не согласен с вынесенным решением суда первой инстанции и обжалует его в суде апелляционной инстанции. Так было и в этот раз, в данном случае. 

Тем не менее, суд апелляционной инстанции, решение суда первой инстанции оставил без изменения а апелляционную жалобу работодателя, без удовлетворения. И не думайте о том, что если первая инстанция в вашу пользу, то вторая инстанция также будет в вашу пользу, это ошибочное мнение многих юристов. Если уж суд апелляционной инстанции оставил в силе решение, то это не значит, что так всегда. 

Хотелось отметить, что итоговый результат во многом зависит от тщательной подготовки, еще на стадии расследования несчастного случая на производстве, по результатам которого выносится Акт Н-1. Не маловажно, что бы комиссия по расследованию пришла к выводу, что фактов грубой неосторожности работника, не выявлено. Все тонкости расследования должны согласовываться с представителем. Как правило, крупные работодатели идя на принцип, не склоняются на досудебный порядок урегулирования спора с выплатой компенсации для проведения достойной реабилитации работника. Зачастую, работодатель уверен в своих силах и юридической поддержки своего отдела, однако практика показывает обратный результат. 

В частности, в данном из гражданском дел, в котором мы участвовали в очередной раз, выносилось на обсуждение руководству увольнение по соглашению сторон с денежной выплатой в 150 000 рублей, на цели мед. реабилитации. Однако, работодатель дал письменный ответ, о том, что допустимо увольнение по соглашению сторон, но с начислением и выплатой заработной платы и неотгуленного отпуска. 

В последствии оборот гражданского дела в суде и итоговый судебный акт показывает, что за данную травму (потеря пальца) на производстве, суд удовлетворил иск о взыскании 300 000 рублей. В таких случаях вспоминается пословица, что скупой платит дважды.Нужно помнить одно, что если вы работаете у работодателя, то он несет за вами ответственность в период исполнения ваших должностных обязанностей и обязан в полной мере обеспечить вас всеми условиями труда. Также необходимо учесть, что если работа связана с источниками повышенной опасности, то при несчастном случае на производстве, работодатель просто обязан компенсировать вам понесенный вами моральный вред. В подтверждение к сказанному, прикрепляем вам итоговый судебный акт - определение Ростовского областного суда.Также не стоит забывать, что вовсе не обязательно обращаться с исполнительным листом по решению суда, в службу приставов а достаточно для этого обратиться в банк. Но это уже совсем другая история практики.

В качестве примера приводим вам судебный акт суда апелляционной инстанции:

Судья - 

дело № 33-6889/2020АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ25 июня 2020г. г. Ростов-на-Дону 

 Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного судав составепредседательствующего -------- Г.Ф., 

 с участием прокурора -------,при секретаре --------,рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело №2-203/2020 по иску гражданина---------. к АО «Желдорреммаш» о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов, по апелляционной жалобе АО «Желдорреммаш» на решение Железнодорожного районного суда г. Ростова-на-Дону от 12 февраля 2020г., 

 Заслушав доклад судьи -------,у с т а н о в и л а: 

 Гражданка К---------,. обратилась в суд с иском к АО «Желдорреммаш» о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов, указав, что состояла с ответчиком в трудовых отношениях, в том числе, в должности штамповщик. При исполнении трудовых обязанностей ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА истица получила травму и была госпитализирована в МБОУЗ «Городская больница №1 им. Н.А. Семашко», где ей поставлен диагноз – ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНА Степень тяжести повреждения здоровья относится к категории тяжелая. В последствии ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНА при проведении операции восстановить не удалось, в результате чего ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНАСогласно акту о несчастном случае на производстве НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА. причинами несчастного случая явилось нарушение технологического процесса, выразившееся в неприменении пинцета медицинского при извлечении деталей из штампа, что привело к нахождению в опасной зоне работы пресса руки пострадавшей, чем нарушено требование п. 3.2 «Инструкции по охране труда №ПОТ - РЭРЗ, 014-177-2014 для штамповщиков холодной штамповки», утв. Главным инженером/ФИО12 от 07.05.2014г., п.2.13.6 «ПОТ Р М-003-97, Правила по охране труда при выполнении кузнечно-прессовых работ» утв. Постановлением Минтруда Российской Федерации от 09.07.1997г. №37.Ссылаясь на наличие физических и нравственных страданий, истица с учетом уточненных исковых требований в порядке ст. 39 ГПК Российской Федерации просила суд взыскать с АО «Желдорреммаш» в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 350000 руб., судебные расходы - 31700 руб.Решением Железнодорожного районного суда г. Ростова-на-Дону от 12 февраля 2020г. с АО «Желдорреммаш» в пользу Колябиной В.С. взыскана компенсация морального вреда в размере 300000 руб., судебные расходы на оплату услуг представителя - 20000 руб.В апелляционной жалобе ответчик АО «Желдорреммаш» просит решение суда отменить и вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Колябиной В.С.Заявитель настаивает на том, что судом не приняты во внимание обстоятельства, при которых была травмирована истица, а именно наличие в действиях Колябиной В.С. вины (грубой неосторожности), выразившейся в неприменении пинцета при работе на прессе кривошипном.Выражает несогласие с оценкой, данной судом первой инстанции обстоятельствам и доказательствам в их подтверждение, в частности, доводам истицы об отсутствии у работодателя пинцета для надлежащего исполнения трудовых обязанностей.Дело рассмотрено в отсутствие представителя АО «Желдорреммаш», извещенного о времени и месте рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции в порядке ст.167, ст. 327 ГПК Российской Федерации.На основании положений ч. 1 ст. 327.1 ГПК Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав Колябину В.С., заслушав заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, проверяя законность и обоснованность оспариваемого решения в пределах доводов апелляционной жалобы (ч.1 ст.327.1 ГПК Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных положениями статьи 330 ГПК Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке.Судом установлено и из материалов дела следует, что с 02.04.2018г. Колябина В.С. состоит в трудовых отношениях с АО «Желдорреммаш» в должности штамповщик 3 разряда кузнечно-прессового участка Механического производства (л.д.55-61).В результате несчастного случая на производстве ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА. истица получила производственную травму в виде ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНА (л.д. 22-23).В последствии истице установлен диагноз: ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНА ( л.д. 25)Актом о несчастном случае на производстве НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА., составленного по форме Н-1 (л.д.64-67) установлено, что причинами несчастного случая явилось нарушение технологического процесса, выразившееся в неприменении пинцета медицинского при извлечении деталей из штампа, что привело к нахождению в опасной зоне работы пресса руки пострадавшей, чем нарушено требование п. 3.2 «Инструкции по охране труда №ПОТ - РЭРЗ, 014-177-2014 для штамповщиков холодной штамповки», утв. Главным инженером ФИО11 от 07.05.2014г., п.2.13.6 «ПОТ Р М-003-97, Правила по охране труда при выполнении кузнечно-прессовых работ» утв. Постановлением Минтруда Российской Федерации от 09.07.1997г. №37.Лицами, допустившими нарушение, являются Колябина B.C. - штамповщик, которая не применила пинцет медицинский при извлечении детали из штампа, что привело к нахождению в опасной зоне работы пресса руки пострадавшей, чем нарушила требование п. 3.2 «Инструкции по охране труда РЭРЗ.014-177-2014, для штамповщиков холодного штампа» утв. Главным инженером ФИО13 от 07.05.2014г. п.2.13.6 ПОТ Р М- 003-97. «Правила по охране труда при выполнении кузнечно-прессовых работ», утв. Постановлением Минтруда Российской Федерации от 09.07.1997г. №37. Однако, комиссия по расследованию несчастного случая факта грубой неосторожности со стороны пострадавшей Колябиной B.C. не усматривает. ФИО7 мастер участка производства, который осуществил недостаточный контроль за соблюдением правил и норм по охране труда, техникибезопасности подчиненным ему персоналом чем нарушил п.п. 15, п.3.2,п.26, п.3.2 Должностной инструкции НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от 21.05.18 года мастера участка производства 1 группа.Заключением МСЭ от ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА. Колябиной В.С. установлена степень утраты трудоспособности ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНА в связи с несчастным случаем на производстве от ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА. (л.д.28).В силу ст. ст. 20, 41 Конституции Российской Федерации, ст. 150 ГК Российской Федерации жизнь и здоровье являются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и являются неотчуждаемыми.В соответствии со ст. 151 ГК Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998г. № 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", п.п. 4, 5 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.12.2000г. № 967, под несчастным случаем на производстве понимается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.Несчастный случай на производстве, произошедший с работником, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, является страховым случаем, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. Пунктом 3 ст. 8 указанного Закона предусмотрено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.Надлежащим ответчиком по требованиям о взыскании компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве является работодатель (страхователь) или лицо, ответственное за причинение вреда (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011г. № 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний").При этом, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечить безопасность труда и условия, отвечающие требованиям охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника.В соответствии со ст.212 ТК Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий труда и охраны труда возлагаются на работодателя.В случае, если работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными правовыми актами (ст.22 ТК Российской Федерации).Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу истицы, руководствуясь положениями ст. ст. 151, 1079, 1100, 1101 ГК Российской Федерации, ст. ст. 22, 212 ТК Российской Федерации, положениями Федерального закона от 24.07.1998г. № 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", суд первой инстанции исходил из того, что факт причинения вреда ее здоровью вследствие несчастного случая на производстве подтвержден материалами дела, в том числе, актом о несчастном случае на производстве НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН от ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА., согласно которому его причиной явилось, в том числе не обеспечение ответчиком безопасных условий труда, выразившееся в недостаточном контроле мастера участка производства ФИО7 за соблюдением правил и норм по охране труда, техники безопасности подчиненным ему персоналом.При таком положении у суда первой инстанции в силу прямого указания закона не имелось правовых оснований для отказа работнику в иске к работодателю о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве (ст.237 ТК Российской Федерации).Учитывая изложенное, суд первой инстанции правомерно взыскал в пользу истца с ответчика компенсацию морального вреда в размере 300000 руб., не допустив нарушения положений ст.237 ТК Российской Федерации, а так же принципов разумности и справедливости.Судебная коллегия полагает, что определенный судом размер компенсации морального вреда в наибольшей степени обеспечит баланс прав и законных интересов истца от причинения вреда, компенсируя работнику в некоторой степени утрату здоровья, причиненные физические и нравственные страдания.Судебной коллегией отклоняются доводы апелляционной жалобы ответчика о необоснованном взыскании компенсации морального вреда с указанием на наличие грубой неосторожности в действиях потерпевшего.По общему правилу, установленному в п.1 ст. 1064 ГК Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.Согласно п.1 ст.1079 ГК Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред,причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.Согласно п. 2,3 ст. 1083 ГК Российской Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.В соответствии с абз. 3 п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010г. №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» при разрешении спора о возмещении вреда жизни или здоровью, причиненного вследствие умысла потерпевшего, судам следует учитывать, что согласно п.1 ст.1083 ГК Российской Федерации такой вред возмещению не подлежит.Виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (п. 2 ст. 1083 ГК Российской Федерации).Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).Анализируя изложенное понятие грубой неосторожности применимо лишь в случае возможности правильной оценки ситуации, которой потерпевший пренебрег, допустив действия либо бездействия, привлекшие к неблагоприятным последствиям. Грубая неосторожность предполагает предвидение потерпевшим большой вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят.В данном случае обстоятельств, свидетельствующих о таком поведении истца, по делу не установлено, ответчиком такие доказательства не представлены.Суд первой инстанции правомерно в соответствии со ст.67 ГПК Российской Федерации оценил представленные доказательства, верно установил значимые для дела обстоятельства и пришел к обоснованным выводам.В целом доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения и не могут служить основанием к отмене состоявшегося судебного постановления. 

 Учитывая изложенное, постановленное судом решение является законным и обоснованным, соответствует требованиям ст.ст. 195, 198 ГПК Российской Федерации, в связи с чем оснований к его отмене, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, у судебной коллегии не имеется. 

 Руководствуясь ст.ст.328, 229 ГПК Российской Федерации, судебная коллегияо п р е д е л и л а:Решение Железнодорожного районного суда г. Ростова-на-Дону от 12 февраля 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу АО «Желдорреммаш» - без удовлетворения. 

 ПредседательствующийСудьиМотивированное определение изготовлено 29.06.2020 г.